Психология шизофрении

psihologia_shizofreniiПсихологию шизофрении иногда называют самоубийством души. В основе ее лежит полный отказ человека от свободы воли и себя самого. Подобное психическое расстройство есть у каждого сотого жителя планеты.

Правда, реальных самоубийц среди шизофреников также достаточно. Ведь понять, какие адские чувства скрываются за их внешним спокойствием, - задача не из легких. Они и сами не в силах с ней справиться.

Вообще этот недуг признан не только одним из самых трагических для пациентов, но и наиболее загадочным для медиков. Недаром его называют «королевским», имея в виду богатое разнообразие симптомов.

Психология шизофрении и «эмоциональная тупость»

Страдающие этой болезнью кажутся абсолютно бесчувственными. Психиатры объясняют это привычкой больного подавлять свои эмоции. Он воспринимает их как опасные для себя. Они действительно чрезвычайно сильны и абсолютно неуправляемы.

Главная из них – ненависть к себе. Чувство это, как показывает психиатрическая практика, чаще всего родом из детства. Питательной средой его оказывается жестокое обращение родителей с ребенком, переходящее в последующее самоистязание подростка.

Таким образом, наставнический садизм трансформируется в психический мазохизм воспитуемого. Вырастая, он испытывает к себе невыносимое отвращение. Оно и приводит к саморазрушению, заставляя управлять собой исключительно с помощью насилия.

Такое поведение неизбежно приводит к автоматизму существования, порабощенности отвлеченными идеями. Отсюда и приоритет образования у шизофреников. Ведь все их чувства находятся в загоне, а значит, всякий контакт с действительностью прекращен и нет ни малейшего шанса получить удовольствие от жизни.

Правда, во время приступа плотина, преграждающая путь эмоциональной энергии, ломается. Чувства выплескиваются со страшной силой. Поведение больного в такие минуты совершенно безумно. Испытанное при этом ощущение полной свободы приносит временное облегчение.

Психиатрия шизофрении: феномен галлюцинаций

Учитывая, что сновидения – это неосуществленные желания, нетрудно объяснить природу фантазий шизофреника. Дебют недуга обычно проявляется крайним возбуждением, вызывающим бессонницу. Она может длиться больше недели. И тогда компенсаторную функцию снов начинают выполнять галлюцинации.

Больные слышат голоса, строго приказывающие им что-либо выполнить. Им чудятся преследования, угрожающие их жизни. Они видят подаваемые им кем-то тайные знаки. Часто небесные силы или инопланетяне принуждают их сделать нечто совершенно абсурдное. При этом шизофреник всегда ощущает себя безвольной, покорной жертвой. Таким же бессильным ребенком он был когда-то в своей семье.

Читайте также:  Психология желаний

Естественно, больные не воспринимают галлюцинации как собственные переживания. Впрочем, их бредовые фантазии не мешают им быть здравомыслящими людьми во всех сферах, кроме одного «пунктика». Но именно он позволяет им выдерживать непереносимые страдания и приспособиться к этой жизни.

Психология шизофрении: внешние проявления

Отказ от спонтанности и постоянная мышечная напряженность делают человека похожим на заводной механизм. Движения его становятся деревянными. Ходит такой человек, как «электроник», у которого нарушен принцип согласования частей. Тело напоминает доску, ногти могут до крови впиваться в ладони.

Лицо стянуто застывшей маской, на которой не отражается ни одно чувство. Отсутствие мимики особенно свойственно шизофреникам в минуты общения с другими людьми. Юмор они не воспринимают и вообще редко улыбаются. Смех их способен шокировать своей неестественностью.

Шизофреник не знает расслабления. Хроническое перенапряжение его тела может наблюдаться даже по утрам. Оно приводит не только к скованности движений, но и к задержкам дыхания. Порой массажист не в силах справиться с мышечным «панцирем» такого больного.

Проблема сопереживания в психологии шизофрении

Отказ от эмоций неизбежно приводит к одиночеству. Подавляя свои переживания, шизофреник не может сочувствовать и окружающим. Впрочем, чувства других людей кажутся ему совершенно незначительными по сравнению с той скрытой «битвой титанов», которая раздирает его душу.

Поэтому он предпочитает чураться человеческого общества. Да и люди не тянутся к нему, всегда сдержанному до отчаяния. Круг его увлечений, если они вообще есть у него, крайне узок. Социальная изоляция приводит к состоянию внутренней опустошенности, никчемности.

Такая социопатическая личность не может себя чувствовать хорошо. Шизофреник не знает, что такое счастье. Этого волнительного светлого переживания у него никогда не было в прошлом, и поэтому от будущего он не ждет ничего утешительного.

Читайте также:  Что делать, если я злой?

Противоречия психологии шизофрении

«Заморозив» свои потребности в близости, понимании, любви, избегая контактов с людьми, шизофреник очень страдает от своей отчужденности. Ведь он запрещает себе именно то, о чем больше всего мечтает. Так было с ним и в детстве, когда он безнадежно мечтал заслужить родительскую любовь.

Но порожденное в юные годы недоверие не позволяет ему быть открытым и идти на сближение. Отсюда – постоянное состояние неудовлетворенности и разочарованности, рождающие ощущение пустоты жизни. Если же и возникает привязанность к кому-то, то часто она становится для больного сверхценностью. Утрата ее означает крах всей жизни.

Заниженная самооценка, неприятие себя способны порождать противоположные качества – непостижимую гордыню, манию величия, уверенность в своей избранности. Однако это не более чем внутренняя защита от душераздирающей ненависти к своей персоне.

Катарсис против психологии шизофрении

Больные этим недугом могут как подавлять свои чувства, так и изгонять их. В первом случае это выражается в проявлении «позитивных» признаков: мысли вслух, полилог голосов, вкладывание или изымание идей. Во втором – на авансцену выходят «негативные» признаки: отсутствие хобби, друзей, скудость лексикона, отрешенность.

Пациенты первого типа находятся в неустанной борьбе со своими эмоциями, и антипсихотические препараты им в этом могут помочь. А вот вытеснителям своих чувств помочь медикаментозно невозможно. Нет таких лекарств, которые бы возвращали волю человеку и выводили его из состояния аутизма.

В отечественной психиатрии получила признание методика Назлояна – маскотерапия. Автор ее считает, что лучшее средство от нарушения самоидентичности – маска самого больного. Врач сам вылепливает ее и вручает больному как его утраченное «Я». Пациент, сидя перед своим изображением, может разговаривать с ним, плакать, даже разбить его. В результате катарсиса, переживаемого им при этом, болезнь отступает.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *